Общество

Ад кинокритика, киноляпы и лучшие фильмы-2016. Большое интервью с Антоном Долиным

Опубликовано 23 сентября 2016 в 18:40
0 0 0 0 0

В рамках мастер-класса киношколы MR.FILM и проекта киноклуба «Нефть» в Ярославль приехал известный кинокритик, писатель, кинообозреватель программы «Вечерний Ургант» — Антон Долин. Мы поговорили с ним о главных фильмах года, сложной работе кинокритика и о том, как смотреть кино.

8

— Антон, вы часто бываете на разных кинофестивалях, где иногда в день приходится смотреть по несколько серьезных, сложных фильмов длиной в несколько часов. Какими качествами нужно обладать, чтобы просмотреть все эти картины, понять их смысл и еще рецензию на каждую написать?

Наверное, существуют какие-то природные качества, и научно их вычислить я не в состоянии, потому что все люди по-разному относятся к этой нагрузке – для одних это в радость, а для других вынужденный ад. Конечно, со стороны звучит странно, что Каннский кинофестиваль может показаться адом, но поверьте, это так. Нужно встать в 7 утра, чтобы в 8 уже занять очередь в зал, иначе может не хватить места. Для многих такие жертвы превращают просмотр даже самого желанного фильма в нечто чудовищное. Если говорить про интервью со знаменитостями, то бывали случаи, когда ты ждешь в коридоре около двух часов кинозвезду, чтобы выцепить ее на 10 минут для небольшой беседы. И это, честное слово, не в радость. Ты понимаешь, что погружаешься в огромный конвейер, причем возможность личного контакта со звездой сведена к минимуму. Ты задаешь несколько вопросов, осознавая, что до тебя уже было 15 таких, как ты. И конечно эта звезда не запомнит твоего лица, не говоря уже об имени. Так что посещение любого кинофестиваля – это огромный стресс. Однако этот стресс по-разному влияет на людей: для одних это закалка, а для других — весьма неприятный процесс, с которым сложно справиться.

Я держу себя в тонусе на протяжении всей жизни, питаюсь культурой, и я лучше себя чувствую, если посмотрю в день пять фильмов, чем если проведу этот день, гуляя вдоль моря или загорая на пляже.

Я не думаю, что это можно в себе воспитать. Мне кажется, люди просто такими рождаются. Мне нравится находиться в этом бульоне, связанном с культурой и кино. До сих пор у меня не было случаев, чтобы концентрированность этого бульона мешала мне его оценивать.

2

— У вас есть какой-то определенный план, список критериев, по которым вы обычно оцениваете фильм?

План на фестивалях придумываю не я, а те, кто программирует фестиваль. Единственное — я стараюсь выбирать ту программу, где побольше интересных фильмов. В основном рецепт просмотра кино на фестивале следующий: вечером стараться не пить алкоголь, чтобы не уснуть посередине фильма, стараться спать ночью хотя бы 6 часов, и, в случае с фильмами, которые производят впечатление, иметь блокнот, чтобы записать какие-то цитаты или особенности этой картины.

— А вы замечаете киноляпы в кино?

Да, но очень редко, так как, мне кажется, киноляпы имеют очень отдаленную связь с оценкой качества кино. Ляпы бывали и у великих. Сегодня я ходил по вашему музею икон и думал об одновременности. Когда ты на одной иконе видишь событие, которое происходило при сотворении мира и конце света, или видишь историю какого-то святого от рождения до смерти, то эта одновременность нас не смущает, хотя это прямое нарушение последовательности. Перспективы, как в европейской живописи, у икон тоже нет, но нас это не смущает. Более того, это не заставит нас сказать, что картина с перспективой лучше, чем картина без нее. Такая же ситуация происходит с кино: фильм, в котором есть десятки ляпов, может казаться более талантливым, чем картина, в которой не будет ни одного ляпа. Моя задача — отличить хороший фильм от плохого, а оригинальный — от банального.

Часто бывает такое, что в кадре мелькает микрофон. Понятно, что это простая неаккуратность. Причем, возможно, актер сыграл в этот момент гениально. И совершенно очевидно, что режиссеру важнее взять кадр, где присутствует гениальная игра актера. Может ли попавший в кадр микрофон помешать его решению? Нет.

3

Если это кино малобюджетное, там обычно нет человека, следящего за тем, чтобы сцены, снимаемые в течение короткого времени, шли друг за другом, или за тем, чтобы не было такого, что в одном кадре героиня держала в руках одну сумочку, а в следующую секунду стояла уже с другой. Это типичные ляпы. Но если в фильме есть сильная история, хорошая актерская игра и продуманный сценарий, то наличие киноляпа не говорит вообще ни о чем.

— Нужно ли иметь специальное образование для того, чтобы стать кинокритиком? Или достаточно разбираться в классическом кинематографе и неплохо писать?

Мой опыт подтверждает, что специальное образование не нужно (Антон закончил филфак МГУ – прим.ред. ). И многие мои коллеги стали кинокритиками, не имея специального образования. Добавлю также, что в России по такому принципу можно стать журналистом. Может, отчасти это и плохо (улыбается). Для того чтобы стать кинокритиком, надо любить кино и надо много его смотреть и не испытывать аллергии. С моей точки зрения, необходимо иметь лишь гуманитарное образование.

— А вы вообще отдыхаете от кино?

Да, конечно. Вот сейчас, например. Я приехал на день в Ярославль — и за сегодняшний день, несмотря на то что я представляю фильм, я не посмотрю ни одной кинокартины. И когда я езжу со своей семьей в отпуск, я тоже стараюсь не смотреть кино. Я провожу 2-3 недели, читая книги, гуляя и осматривая местные достопримечательности.

4

— Вы пересмотрели достаточно много хороших фильмов. Никогда не возникало желания снять собственное кино?

На самом деле, под этим вопросом скрыто представление о кинокритике как о человеке, который всегда хотел снимать фильмы, но не смог, побоялся, не успел и поэтому занялся кинокритикой. Такие случаи бывают, но они всегда очень печальные.

Мне кажется, что кинокритика, и кинорежиссура, и кинопродюссирование – совершенно разные профессии. Я занимаюсь кинокритикой, потому что мне это нравится. Если бы я хотел снимать фильмы, я бы давно их снимал. Кроме того, у человека, как вам известно, два полушария – левое и правое. Одно отвечает за анализ, а другое за творчество. Если ты успешен как кинокритик, значит, у тебя все хорошо с анализом.

— Но чтобы уметь писать, тоже нужен талант и творческий подход.

Может быть, но я не считаю, что я очень хорошо пишу. Я скорее хорошо мыслю, но многие люди принимают это за хорошее письмо. Однако я не стремлюсь к изысканности слога, мне это недоступно. Я стремлюсь к ясности анализа и внятности изложения. Эти два качества показывают профессионализм критика.

5

— Вам не кажется, что в последнее время многие режиссеры в своих фильмах начали воровать идеи у классиков, снимать то, что было популярно несколько десятилетий назад?

Так было всегда. В 30-е годы уже копировались режиссеры 10-х годов, в 50-е годы переснимали фильмы 30-х — и сегодня так тоже делают. Например, снимают «Великолепную семерку» по мотивам классической ленты 1960 года, но она в свою очередь еще основана на «7 самураях» Акиры Куросавы.

Наконец, кино постоянно ворует у литературы, театра и особенно у живописи. То есть это искусство вторично априори.

Но в этом нет ничего плохого, любая из Мадонн Рафаэля или Леонардо будет пятитысячной по счету Мадонной в истории живописи, на каждой из них будет изображена женщина с младенцем и еще, как правило, у окна. Ну и что с того? Это не мешает каждой Мадонне быть отдельной и неповторимой. Если один художник может доказать свою самобытность, создавая что-то оригинальное, другой может доказать свою самобытность взяв за основу растиражированный сюжет, однако сделать картину так, как до него никто ее не делал.

— То есть, за последние несколько лет не было никакого прорыва в кино, который бы изменил взгляд на это искусство?

Понимаете, изменение взгляда на кинематограф никогда не бывает моментальным. Понять в момент выхода фильма, что с него начнется новая эпоха, не удавалось почти никогда и никому.

«Космическая Одиссея: 2001» Стэнли Кубрика была освистана зрителем и провалилась в прокате, «Большой Лебовски» в момент выхода считался самым неудачным фильмом братьев Коэн. Культовый статус у фильма появляется спустя некоторое время. Сейчас нам невозможно понять тех людей, которым не понравились эти картины.

Так что я уверен, что в кино всегда происходит что-то новое. За последний год, например, на мейнстримовую сцену вышел Лав Диас. Это филиппинский режиссер, который 15 лет был в подполье, его знали только фанаты и филиппинская интеллигенция. В этом году ему дали награду на Берлинале — его девятичасовую картину смотрел полный зал. Сейчас, стоило ему снять следующий фильм, он получает главный приз на Венецианском кинофестивале. Уверяю, что люди, которые не слышали о существовании филиппинского кино, обязательно посмотрят фильмы Лав Диаса. А они очень особенные: черно-белое кино, основанное на традиции больших русских романов и на филиппинской истории, которая мало кому известна. Вот вам прорыв в кинематографе. И такое бывает практически каждый год.

6

— Какие у вас впечатления от Года российского кино?

Ох, очень смутные. Не могу сказать ничего определенного. Мне кажется, это просто способ более эффективного освоения бюджета, а насколько он был освоен, надо спрашивать у тех, кто занимался организацией этого события.

— Как вы думаете, получит ли «Оскар» фильм Андрея Кончаловского «Рай»?

Если ставить вопрос вот так, то я думаю, что нет. Мое предположение основано на чистой интуиции — и никакой логики нет, так как я не знаю, кто с ним будет конкурировать и как будет выглядеть контекст.

— Почему в России так не любят авторское кино?

Это неправда, у нас любят авторское кино. Я занимаюсь пропагандой авторского кино всю свою профессиональную жизнь и не испытываю нехватки в аудитории. Проблема в том, что у нас, во-первых, в этом кино практически не разбираются люди, которые владеют кинотеатрами и от которых зависит репертуар, во-вторых, у нас никто не знает, как этими фильмами торговать, как искать нужную аудиторию, в-третьих, весь наш киношный рынок направлен на получение большой прибыли и не думает о маленьких индивидуальных проектах. Я думаю, со временем эта ситуация изменится.

7

— Антон, вы посетили достаточно много европейских кинофестивалей, в какой стране приятнее всего находиться и смотреть кино?

Приятней смотреть кино в Венеции. Во-первых, помимо фильмов там прекрасная Венеция, во-вторых, есть теплое море, правда, там ядовитые медузы, но у всяких роз есть шипы, в-третьих, Венеция – единственный фестиваль без кинорынка, позволяющий думать о чистом искусстве, не задумываясь о его коммерческом потенциале. Иногда для кино это полезно. Благодаря этому факту в Венеции были открыты ярчайшие режиссеры киномира. С этой точки зрения Венеция (в отличие от постоянного саспенса Каннского фестиваля или деловитой перенасыщенности Берлинале), Венецианский фестиваль самый приятный.

И напоследок — список фильмов, которые впечатлили Антона Долина в 2016 году.

Must see 2016
от кинокритика Антона Долина
  • Джефф Николс «Специальный полуночный выпуск»
  • Джанфранко Рози «Море в огне»
  • Марен Аде «Тони Эрдманн»
  • Кристи Пую «Сьераневада»
  • Пол Верховен «Она»
  • Том Форд «Под покровом ночи»
  • Алексей Мизгирёв «Дуэлянт»
  • Амат Эскаланте «Дикая местность»
  • Ана Лили Амирпур  «Плохая партия»
  • «В поисках Дори»
Фотографии: Наташа Егорова
0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook