Дмитрий 12.09.2016

Без вины виноватые: почему не стоит ненавидеть школу

Дмитрий 12.09.2016

В московской школе №57, очень известной и уважаемой в столице, громыхнул крупный скандал, заставивший СМИ, блоггеров и пользователей социальных сетей рассуждать на тему школьного образования и преподавательской этики.

Аккурат к началу учебного года выяснилось, что один из преподавателей этой школы (имя его СМИ известно — Борис Меерсон) много лет совращал старшеклассниц. Сейчас есть подозрения, что не он один вёл себя подобным образом. Литературный критик Галина Юзефович, которую некоторые из вас наверняка читают на Медузе, в социальной сети пишет, что в школе работает «любимый народом учитель математики, который щупает совсем уж маленьких мальчиков. И это вообще невозможно обсуждать, потому что он просто прекрасный, прекрасный педагог — для тех, кого не щупает».

артек

В небе над одной единственной школой раздался гром, а вслед за ним ударил дождь из фекалий – уже по территории всей страны.

На фоне набирающей силы совсем не виртуальной травли стало уместно (и вслед за этим модно) на платформе всея «русской интеллигенции» Facebook’е вспоминать школьные годы. Вспоминают всё больше плохое. Ностальгический разговор о «втором доме», который ни для кого домом, конечно, никогда не был, в устах известных и не очень людей превращается в отработку застарелой травмы. Ментально раздавленных набирается целая школьная параллель. Эти калеки готовы в нескольких томах сочинений описать тяжёлую жизнь от первого до одиннадцатого класса. Надо только попросить. Будто не было любимых преподавателей и предметов, а были одни только уроды-ученики и уроды-преподаватели.

sokolaev 3

Скандал и возникший следом флешмоб – всё вместе складывается в печальную картину.

Дело ведь не в том, что Меерсон домогался детей. В конце концов он не одинок – это точно происходит везде, потому как наверняка совсем не сложно совратить наивную мелочь. Просто школу, похоже, уже давно ненавидят с такой силой, что из нормативной любви к детям туда не идёт никто. Нужен стимул сильнее. Поимка Меерсона за руку – ни разу не заслуга его коллег. Они, как выясняется, вроде бы обо всём знали, но «заботились о репутации школы» и молчали. Что это: особая этика внутри коллектива? педофильское лобби?

Всё дело, кажется, в том, что работать учителями иногда идут те самые ненавистники школы – чтобы отомстить ей за былое, чтобы домогаться детей.