Дмитрий 13.07.2016

Игры с ножичком

Дмитрий 13.07.2016

30 июня в кино вышел фильм Дэна Квана и Дэниэла Шайнерта «Человек – швейцарский нож». До премьеры картина прославилась благодаря необычному амплуа Дэниэла Реэдклиффа, играющего роль звучно пердящего трупа. Чем более нелепым это казалось до появления фильма, тем интереснее было взглянуть, что же получилось в итоге.

Несмотря на очевидную странность некоторых моментов, удалось отснять добротное авторское кино. От просмотра легко получить удовольствие: оно живое, не лишено юмора, не щеголяет излишней метафоричностью и предлагает приемлемую моральную составляющую. В таком духе, резюмируя, говорит о нём критика, но не рассказывает всей правды.

На деле «Человек – швейцарский нож» примечателен ещё и дискомфортом, доставляемым зрителю. Шайнерт и Кван предлагают пройти многоступенчатое испытание, а Рэдклифф и Дано служат медийной приманкой, на которую не грех клюнуть всякому, а не только закалённому в боях почитателю и «коллекционеру» артхауса (см. ниже).

qTE1WO3u4Os

Ступень первая – Испытание «гэгом»

Рэдклифф (Мэнни) будет часто пускать газы. В самых разных обстоятельствах, с нуждой и без неё. «Грязный Гарри», как героя назвал Ярослав Забалуев, газует, газует, газует. В один момент он по некоторым причинам перестанет, но будьте уверены, ещё вдоволь испортит воздух вокруг своего приятеля Пола Дано (Хэнк). Тот останется несказанно этому рад.

Проходит минут 20 от начала фильма, а шутка про трупный пердёж повторяется снова и снова, задаешься вопросом: зачем? Не может быть, чтобы у создателей отсутствовало чувство меры. Это ведь не «сисько-пердильная» комедия. Отчасти пародия на неё, но даже в пародии такое количество повторений одного гэга недопустимо.

702171

Первое испытание выявляет в зрителях стоическое терпение. Смешки в зале скоро становятся неловкими, а потом вовсе исчезают. Герои тем временем приходят к выводу, что в пердеже нет ничего непристойного. Зритель вынужден принять это и, как следствие, перестать хихикать после испускания газов. Пердёж будто исчезает для «инстинкта стыдливости», а значит первая ступень остаётся позади.

Ступень вторая – Испытание физиологией

Мэнни – труп не первой свежести, которого Хэнк приспосабливает для выполнения самых разных задач. Среди них простейшие потребности: попить и помыться. Пьёт он прямиком изо рта мёртвого друга и оттуда же льёт воду, заменяя таким образом душ. Это может не казаться настолько отвратительным на словах, но надо помнить, что снято всё исключительно талантливо.

Стоит на секунду представить, как сам пьёшь водичку, застоявшуюся в мертвеце, или без конца обливаешься ею, так рвотный рефлекс сразу напоминает о себе.

2

Ступень третья – Испытание нарушением нормы

Герои не расстаются друг с другом ни на секунду и разговаривают на любые темы. Естественно, что Мэнни, познающего мир, интересует в первую очередь табуированное. Традиционные формы сексуальности повергаются сперва шутками про мастурбацию с мыслями о чужой матери, а позже – своеобразной игрой-имитацией, где один из них становится девушкой, личность которой раскрывается по сюжету, а второй играет самого себя – влюблённый в неё труп. В процессе дружба героев крепнет и грозит перерасти в гомосексуальный контакт.

Учитывая спектр тем, затронутых авторами – от инцеста до гомосексуальности, – задеть показанное способно многих.

swiss_army_man_poster

В сущности, умерший Мэнни воскресает и начинает жизнь заново. Поскольку труп ничего не помнит, Хэнк обучает его всему и обо всём рассказывает, не обходя стороной самые сложные темы. Иначе говоря, он буквально становится наставником, а точнее отцом Мэнни. Ещё Фрейд писал, что маленький ребёнок – это извращенец, вожделеющий монстр, которому присущи все животные инстинкты, убитые социализацией во взрослых. Мэнни – именно такой ребёнок.

«Человек – швейцарский нож» хорош тем, что проводит зрителя по сокращённому пути осознания собственного тела и других тел вокруг, провоцируя на реакцию и заставляя испытать подлинный дискомфорт.



в центре внимания Вернуться на главную