Музыканты группы Ocean Jet: «Мы хотим собирать стадионы»

Костромская группа Ocean Jet играет электронный инди-рок, исполняет песни сугубо на английском языке и мечтает в скором времени собирать стадионы. Ребята держат планку: на сцене они выглядят уверенно, а интервью дают как топовые музыканты – если что не нравится, без лишней скромности, скажут в лицо – и правильно, такая уверенность порой помогает добиться небывалых высот.

IMG_7363

– Вы начали свой путь к музыкальной славе выложив в сеть одну из песен (песня Distant, прим.ред.). Такой способ действительно хорош, чтобы привлечь внимание публики?

Максим: Ну, как показывает практика, да. Этот сингл до сих пор пользуется большой популярностью в интернете. Так что, мы не прогадали.
Ваня: До славы мы еще не дошли (смеется), еще только идем, это бесконечный процесс. Посмотрим, что будет дальше.

– Кострома считается очень музыкальным городом. Довольно много групп начинали там свою карьеру.

Ваня: Серьезно? (удивляется).

– Конечно. Я брала интервью у «Весна в Сан-Бликко», и ребята признались мне, что Кострома считается вторым городом после Москвы, лидирующим в музыкальной индустрии.

Максим: Ну… Наверное, им виднее. Я мало кого знаю из Костромы.
Ваня: На самом деле, думаю, в каждом городе есть много музыкальных групп, однако немного людей, которые до конца связывают свою жизнь с творчеством. Таких истинных музыкантов очень мало, буквально можно по пальцам перечислить, но они есть, те же ребята из «Весна в Сан-Бликко». Кроме них я могу, наверное, только одну еще группу назвать – это Good Times.

– То есть вы не особо следите за творчеством своих коллег?

Максим: Нет. Мы общаемся с несколькими музыкантами, которые играют в других группах, потому что мы старые друзья, а не потому, что они музыканты.
Ваня: Но Кострома город очень тесный, если где-то мы пересекаемся, то говорим: «О, привет!». И все. Нет такого, что мы начинаем спрашивать: «А расскажите-ка про свою последнюю запись?!». Обычные бытовые темы и ничего особенного.

– А как относитесь к ярославскому андеграундному звучанию?

Ваня: Раньше, когда мы играли металкор, когда была популярна эта тема, мы интересовались подобной музыкой. Знаю, что в Ярославле была группа Fale Emotions. Раньше мы были знакомы с музыкантами этой группы, часто пересекались, а сейчас как-то мало общаемся.

– В одном интервью вы признавались, что в начале вашей работы, вы ребята, часто ссорились. Это так?

Максим: Ну, как сказать, у нас были баталии некоторое время с Ваней, тогда мы только познакомились.
Ваня: Мы привыкали друг к другу (улыбается).
Максим: Сначала мы часто спорили по разным вещам, а потом стало тихо. И вот, как раз в последнем релизе у нас споры возникли из-за творческих вопросов. Но мы их быстро решили.
Николай: Сейчас мы живем очень дружно и не ссоримся по пустякам.
Ваня: Баталии у нас были, когда у нас вышел последний релиз. У нас появился Коля и вот у нас начались споры… Каждый пытался привнести что-то свое в новую пластинку и все споры сугубо касались творчества.
Николай: У каждого было свое видение идеала в музыке, отсюда мы часто спорили. Но в итоге все получилось. До драки не дошло (улыбается).

IMG_7386

– Почему тексты ваших песен только на английском языке?

Максим: Во-первых, английский язык более эмоциональный. А во-вторых, мы пишем нашу музыку не только для русских людей, поэтому так важен английский язык. В третьих, английский язык удобен для музыки: он более ритмичный, хорошо ложится на музыкальные аранжировки.

– То есть в дальнейших планах у вас выйти с музыкой на мировой уровень?

Максим: Конечно. Иначе, зачем этим вообще заниматься (смеется)
Ваня: Некоторые группы в начале своего пути ставят себе маленькую цель: «Завоюем Ярославль и хватит». Однако те, кто по-настоящему предан творчеству, должен метить на массы. Сделать все, чтобы собрать стадионы.

IMG_7385

– А многие группы рассуждают иначе. Мне часто говорили музыканты, что для них стадионы не главное – важнее самовыражение.

Ваня: Нее, это все вранье!

Все хотят славы, денег. Вот вы смотрите концерт крутейшей группы, неужели вы думаете: «Да ну нафиг эти стадионы, лучше играть в ближайшем кабаке». Конечно, нельзя задаваться и думать, что тебе достанется весь мир на ладони, но правильную цель в голове нужно иметь.

– В музыке вы перфекционисты?

Максим: Абсолютно. Ну как, мы были перфекционистами до того момента, как у нас произошел первый релиз. Когда ты только записываешь свой первый альбом ты не можешь остановиться, придираешься к деталям, тебе всегда хочется сделать все лучше и лучше. Однако со временем мы пришли к тому, что нужно поставить себе срок и успеть сделать до него работу, иначе невозможно двигаться дальше. Нужно сделать максимум возможного до определенного времени и успокоиться. Если слишком долго работаешь над чем-то, то можно перегореть.

– А в обычной жизни вы также педантично относитесь ко всему?

Максим: Нет, мы раздолбаи. Мы перфекционисты только в плане творчества. На обычную жизнь это не распространятся.

IMG_7376

– Вашу музыку часто сравнивают с Depeche Mode, Hurts…

Максим: Ну началось (улыбается). Мы, конечно, замечаем схожесть, но не с этими группами. Мы ни на кого не равняемся. Тут совсем другое. Представь, что ты начала играть тяжелую музыку и вдруг парень с соседнего двора тебе сказал: «О, Metallicca!». Человек, который мало понимает что-то в музыке, знает одну группу, всегда начинает сравнить с кем-то знаменитым. Но на самом деле ничего похожего ни на Depeche Mode, ни на Hurts мы не делаем.
Ваня: Вообще это странно, когда артист на кого-то равняется. Всегда музыканты стараются сделать что-то свое.
Коля: На самом деле, у некоторых групп есть такой подход, когда они начинают копировать кого-то известного. Но мы так не делаем (смеется).

IMG_7391

– Вы выпустили свой первый альбом 16 марта 2016 года, потом, буквально через год, состоялась презентация второго мини-альбома. Это случайно так получилось?

Ваня: На самом деле да. Мы запланировали свой концерт еще зимой, подумали, что будет прикольно презентовать альбом 16 числа 2016 года в клубе «16 Тонн». А релиз нашего альбома вышел 3 месяца 3 числа. Но это никак не подгадывалось. Просто так произошло (улыбается).

Беседовала Мария Шуляк, фото: Никита Вознесенский.


материалы в других городах